Показать сообщение отдельно
  (#11) Старый
Аринка Аринка вне форума
участник
 
Аватар для Аринка
 
Сообщений: 2,503
Регистрация: 01.06.2011
Адрес: Mainz
По умолчанию 24.03.2013, 20:17

На улице привычно пахло горелым – как будто все женщины разом вдруг разучились стряпать. Каинаму порой казалось, что этот запах ходит за ним с рождения, им пропиталось все: стены, утварь, одежды, и даже слова, которые он слышал вокруг себя, все больше попахивали, как подгоревшее мясо. Конечно, так было не всегда, потому что какой-то дальний закуток его памяти всегда беспокоил его напоминанием, что когда-то давно воздух был свободен от этой тошнотворно-сладкой вони: его матушка готовила великолепное баранье жаркое, упокой опальный Господь её душу; но это было так давно, что те времена можно смело назвать незапамятными. В этом же дальнем закутке ютилась назойливая мысль, говорившая время от времени: «И в этом тоже виноват он, Нимрод, этот смрад – тоже его рук дело!» - эта мысль почему-то пугала немолодого уже Каинама, и он по привычке прятал ее подальше, как и все, что его тревожило; в конце концов, в Нимродовом царстве найдется кое-что и похуже подгоревшей пищи. А это всего лишь запах, уговаривал он себя, петляя между пустыми в этот час домами, просто запах, который усиливается по мере того, как башня, это семицветное исчадие царского властолюбия, приближаясь, всей своей тяжестью ложится тебе на плечи; запах, к которому примешиваются сначала тонкие нити сухого жара, словно от раскаленного железа, а потом – испарения столпившихся на площади человеческих тел, разгоряченных зноем и робким, густо замешанным на похоти любопытством. Всего лишь запах, продолжал твердить Каинам, дыша жирной копотью и безглазым ужасом, исходящим из середины площади, от невысокого – значительно ниже стоящей неподалеку Башни – и так же выложенного разноцветным кирпичом постамента с вмурованным посередине столбом с цепями, вокруг которого все еще то лениво разгорались, то затухали языки пламени, пресыщенно облизывая багрово-черную плоть, обнаженную местами до костей, до провалов черепа, давно уже неживую, но все еще сохраняющую зачем-то человеческий облик; это просто запах, бездумно бормотал певец, в оцепенении не решаясь отвести глаза, всего лишь запах. Тот самый, которым осквернена вся долина Сеннаарская, который липко сочится то ли с лобного места, то ли из самой Башни и из соседствующих с ней царских палат, все и вся покрывающий ложью, словно коростой, проникающий в малейшую щель и разьедающий сердца и стены страхом – разумеется, во славу Семицветной!

- ... обязан человек своим избавлением от постыдного и жалкого удела игрушки в руках жестокого, капризного Бога-творца, - властного вида жрец в многоцветном, как стены святилища, облачении авторитетно и веско отмеривал слова подобострастным слушателям. - Одна Семицветная, единственная из ангельской свиты Творца прониклась любовью к Перволюдям, она одна не побоялась пойти наперекор тогдашнему своему повелителю и принести человеку плод с дерева познания, чтобы открылись их глаза и стали они как боги, знающие добро и зло. Когда же разгневанный Творец изгнал их из райского сада, одна Семицветная последовала за ними, чтобы оберегать их от опасностей, подстерегавших их на проклятой Извечным Врагом земле. Она научила людей и сеянию злаков, и срезыванию корней, и наблюдению неба, и обжигу глины. Узнав о готовящемся потопе, которым Извечный Враг, не дождавшись гибели человеков от созданных Им же ядовитых растений и хищных зверей, задумал погубить все живое, Она научила верного ей Ноя, как построить ковчег, в котором он спасся от вод. Во все времена Семицветная была для человека щитом от козней жестокого и своевольного Создателя. Но ныне! – ныне близится великое свершение! Близок час, когда воздвигнутая нами Башня достигнет небесного свода, когда нога человека вновь ступит в сады Эдема, и сам Враг со всей своей ангельской ратью, со стражами и серафимами не сможет сдержать нашу победную поступь! Тогда зачитает Владычица имена верных, что высечены на стенах Башни, и приведет нас к Древу Жизни, чтобы вкусили мы от него и стали наконец совершенно как боги – бессмертными, мудрыми и всемогущими. Слава Семицветной Владычице!

- Слава! – Каинам вздрогнул: так неожиданна была эта нерассуждающая слаженность крика, в котором затерялось, утонуло его собственное маленькое молчание. – Слава!! – радостные, не знающие сомнений и страха глаза вокруг, вдохновенные лица, мужские и женские, молодые и старые, сотни – как одно, поглощенные созерцанием чего-то, недоступного Каинаму, и не замечающие, как их покрывает чернота от оседающей на них копоти - Слава!!!

- Изрекающий же хулу на Владычицу и первейшего из её слуг – Нимрода, царя и первосвященника, не строящий Башни, призывающий имя Врага – готовит вам, свободным, рабскую участь, отдаляет злокозненно Великое Восхождение к небу! Да не будет у вас для него ни жалости, ни снисхождения! Царь отнимет его жизнь, имени его не останется для вечности! Слава Владычице!

- Слава! – снова зазвучало вокруг. – Слава!! – отражалось от обеих твердей, пока люди расходились снова работать, каждый на определенное ему место. – Слава!!! – возвращалось эхом к певцу, что потерянно стоял посреди площади и отрешенно смотрел на черные тени, слишком длинные для полудня, слишком быстро – быстрее, чем солнце – пересекавшие площадь.

- Нимрод ждет тебя, почтеннейший.


(окончание следует)


"... берем картину мироздания и тупо смотрим, что к чему. " (с)
Маски, бусинки и пр.
Ответить с цитированием